Канадский журналист искал российский след: наследившего он так и не нашёл

    Жившие в Торонто в начале девяностых наверняка помнят это имя – этот иммигрант из Союза и тогда частенько упоминался в канадской прессе. По большей части в связи с разными скандалами.

    Речь в журналистском расследовании Марка МакКиннона (Mark MacKinnon), старшего корреспондента международного отдела газеты The Globe and Mail, опубликованном 29 декабря, идёт о Борисе Бирштейне.

    Борис Бирштейн приобрёл влиятельных друзей и миллионы долларов, обеспечивая посредничество между Западом и расколовшимся бывшим СССР. Но кто он на самом деле и на кого работает?

    Марк МакКиннон пошёл по его следу и оказался в лабиринте геополитики.

    Более 30 лет назад, когда иммигранты из бывшего Советского Союза начали селиться на севере Торонто, бытовала шутка, будто они устремились туда, потому что этот район был таким же серым, как и советские города, которые они покинули.

    Это описание по-прежнему подходит для части этого мрачноватого пригорода. Но не для аккуратной и  ухоженной улицы с многомиллионными домами, – один из которых принадлежал Бирштейну.

    «Если вы хотите понять все эти дела между Трампом и Россией, посмотрите на парня по имени Борис Бирштейн», – припомнил Марк МакКиннон слова одного дипломата.

    Борис Бирштейн родился в 1947 году в оккупированной советами Литве. Этот человек впервые получил известность в начале 1990-х годов, как один из самых влиятельных бизнесменов, вышедших из распавшегося Союза. Он, не в пример мистеру Трампу, баловался недвижимостью и индустрией развлечений, а также мечтал построить гостиницу в центре Москвы.

    В эпоху, когда бывший Советский Союз переходил от откровенного коммунизма к форме кланового капитализма, всё ещё полностью зависящего от политических связей, он обладал огромным влиянием на молодые правительства Украины, Молдовы и Кыргызстана. Он стал для них посредником в отношениях с западными компаниями, в том числе несколькими в Канаде.

    «Но чем глубже я копал, тем более запутанной становилась история, – признаёт автор статьи. – Источники в правоохранительных органах и разведке рассказали, что они сами десятилетиями пытались понять, кто такой мистер Бирштейн и на кого, если вообще, он работает. Некоторые дипломаты и разведчики считали, что компания Seabeco была прикрытием для операций, проводимых КГБ. Полицейские верили, что она действовала под защитой русской мафии, но доказать это не могли.

    Но другие, кто имел дело с мистером Бирштейном, говорят, что он просто бизнесмен со сверхъестественным умением появляться в центре событий, меняющих мир».

    Есть фотографии  Бирштейна, на которых он запечатлён с бывшими премьер-министрами Канады Брайаном Малруни и Жаном Кретьеном. Он также был сфотографирован на встречах с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и с его предшественником Эхудом Ольмертом и ещё с полудюжиной других мировых лидеров. Похоже, у него даже были какие-то отношения с Владимиром Путиным, бывшим главой КГБ, который впоследствии стал президентом России.

    Бирштейну неоднократно угрожала опасность. Он выжил в автокатастрофе 1991 года, в которой погиб премьер-министр Кыргызстана.

    Бывший президент России Борис Ельцин обвинил Бирштейна в том, что он помог финансировать провалившуюся в 1993 году попытку отстранить его от власти. В делового партнёра Бирштейна, жившего в Торонто на улице Bridle Path, стреляли.

    А потом совершенно внезапно имя Бирштейн исчезло с газетных полос, а сам он стал просто одним из советских  эмигрантов, хотя и удивительно богатым.

    Но, едва Бирштейн перестал быть центром внимания, как им оказался его зять Алекс Шнайдер.

    Он, как и тесть, пожил некоторое время в Израиле, затем перебрался в Канаду. Рассказывал журналистам, что первое время здесь, до знакомства с Бирштейном, работал в магазине своих родителей в Норс-Йорке.

    Вскоре двадцатилетний Шнайдер стал сотрудником компании Seabeco, принадлежавшей Бирштейну, который в конце концов стал его тестем.

    В течение десятилетия Шнайдер превратился в миллиардера, сделавшего большую часть своего состояния благодаря одному украинскому сталелитейному заводу, который он и его партнёр приобрели в то время, когда Украиной управлял президент, близкий к Бирштейну.

    Так кто же такой Борис Бирштейн? Добропорядочный бизнесмен, чей величайший гений заключается в том, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время? Или его карьера была построена на связях с КГБ и мафией?

    Репортёр газеты The Globe and Mail Марк МакКиннон попробовал это выяснить. Но однозначного ответа, похоже, так и не нашёл.

    Он несколько раз разговаривал с ним, а недавно пообщался по телефону с его женой Тамарой, живущей в Норс-Йорке.

    Журналист спросил, связывался ли с её мужем кто-либо из Конгресса США по поводу продолжающегося расследования ФБР относительно предполагаемых связей Дональда Трампа с Россией. После паузы она ответила: подробностей не знает, но муж подготовил аффидевит в конце 2017 года. Для кого эти показания, – ей неизвестно.

    «Она умоляла меня перестать задавать вопросы о прошлом, – пишет МакКиннон. – Он очень расстроен и не хочет ни с кем разговаривать. Сейчас он на пенсии».

    Муж снова в Европе, а вернётся не скоро, добавила супруга.

    «Чувствовалось, что ей надоело объяснять его отсутствие», – заключил МакКиннон.

    Фото The Globe and Mail

    Tagged with:
    Posted in Канада, Новости

    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    *

    Наши Проекты

    Оцените нас на Facebook!

    “Мои источники” Яндекс

    Новости по месяцам

    Новые комментарии