В Сб, 23 сентября:
Тема эфира:
Евгений Бычков, Владимир Каневский
Канадские и другие новости. В гостях у «Радио Плюс» Анна Штерншис. Телефон: (905) 944-1430
  • Алла КАДЫШ

Алексей Учитель об ОМОНе “без тормозов”

Известный российский режиссер Алексей Учитель привез на фестиваль в Торонто фильм «Без Тормозов» (BreakLoose) о жизни провинциальных Омоновцев на рубеже третьего тысячелетия. В российском прокате он будет называться «Восьмерка». Новый фильм Алексея Учителя кажется мне настолько, по нашим канадским меркам, неактуальным, что по дороге в Hyatt, где должно проходить интервью, я мучительно соображаю, как выразить свое разочарование поделикатнее. К счастью, когда я поднимаюсь в апартаменты Роскино, Учителя уже интервьюирует корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин. Я слышу, как грамотно Сулькин задает те самые непростые вопросы, которые я не знала, как сформулировать: Почему человек, который раньше снимал рафинированное, психологически изощренное, лиричное, нежное кино, снял такое, в котором царит брутальность? и Есть ли надежда, что талантливый режиссер Алексей Учитель не останется пожизненным апологетом пацанского кино? Пиарщик Учителя извиняется за задержку, я отшучиваюсь, что спишу у Сулькина все ответы, наступает моя очередь.

 

А.К. Почему в Российском прокате фильм называется «Восьмерка», как­то очень далеко от фестивального названия «Break Loose»?

 

А.У. Во­первых, так называется повесть Захара Прилепина, по которой снят фильм. «Восьмерка» ­ это «Лада­восьмерка». В свое время была самая модная, популярная машина, особенно в провинции. Не только у бандитов, я и сам на ней ездил какое­то время. И до сих пор на ней многие ездят.

 

А.К. Почему вас привлекла эта история? Она вроде такая простая, незатейливая: одна девушка, двое парней: провинциальный мафиози и Омоновец с бандитскими наклонностями.

 

А.У. Ну это как посмотреть, она только с внешней стороны простая. Там очень много заложено, как мне кажется. Это же Россия. Во­первых, история соперничества  мафиози и полицейского за одну девушку в российском кино не часто встречается, но самое­то главное: мы попытались показать все эти слои ­ кто по ту сторону, кто по другую сторону – все же связаны. Когда ОМОН разгоняет демонстрацию, там у одного полицейского отец среди протестующих, ну и так далее. Это такая Россия, про которую не очень многие знают, как и чем она живет. В таких промышленных городах жизнь у молодых ребят развивается по трем направлениям: если есть завод, то на завод, а если его нет или его закрывают, то ты можешь податься либо в бандиты, либо, если есть какие­то физические данные, то в милицию, в полицию. Вот и весь выбор, собственно. А наши герои, хоть и «без тормозов», пытаются двигаться вперед в таких условиях.

 

А.К. Я понимаю, что вы к вашим героям относитесь с симпатией, хотя и с оговорками, но в фильме ­ это 2000 год. Как вы думаете, как поменялось отношение к ОМОНУ сейчас, в контексте разгона демонстрации на Болотной 6 мая, например?

 

А.У. Вы понимаете, ОМОН действует, что тогда, что сейчас – они просто выполняют приказы. Если надо разогнать на заводе – разгонят на заводе, если надо на Болотной… Они просто выполняют свою работу. Я ни в коем случае их не оправдываю, но сам ОМОН, сами эти люди, которые там служат, они совершенно не в контексте каких­то политических разбирательств. Другое дело, что чисто по­человечески они могут уйти оттуда.

 

А.К. Я правильно понимаю, что в вашем фильме есть такой месседж надежды, что Омоновцы, пережившие личные трагедии, в тяжелых ситуациях смогут оставаться людьми? Стрелять не будут?


А.У. Ну, у нас никто не стреляет. Но да, собственно месседж такой, что пройдя через все круги, получив свой жизненный опыт, наши герои какие­то выводы для себя в голове делают. Может быть, не размышляя, а больше на интуитивном уровне, но они ­ и у нас в фильме это показано ­ переходят в другую плоскость, в другой век немножко другими людьми. Поэтому я, во всяком случае, хочу верить, что надежда есть.

Еще раз повторяю: есть большая политика, в которой участвует московская публика или санкт­петербургская, а есть еще огромная плоскость, которая нами воспринимается, как такая однородная масса. А если со спутника опуститься, а потом еще опуститься и еще опуститься и приблизиться, то выясняется, что это люди, у которых тоже есть свои заботы, свои переживания, проблемы и т.д. И это очень важно.

 

А.К. Я случайно увидела в титрах другого фестивального фильма “Friends from France” – ваше имя. Вы там выступаете одним из продюсеров. Расскажите немного об этой работе, это же французская картина?

 

А.У. Мы в этом проекте участвовали, как студия (студия «Рок» ­ прим ред.). Я считаю, что российское кино должно обязательно интегрироваться, как минимум в европейский кинематограф, а желательно и дальше. Поэтому наша студия ищет различные пути участия в интересных проектах. Мы почитали сценарий, он нам показался любопытным – тоже связан полностью с Россией, с еврейской эмиграцией 70­х годов – и мы в этот проект вступили, стали в нем участвовать, тоже, кстати, при помощи Фонда Кино. Мы сейчас будем сотрудничать и с Германией, снимать фильм «Стокгольмский синдром». Я считаю, что это очень перспективное направление.


А.К. Не хочу вас ставить в неловкое положение, но чисто канадский вопрос: если бы вам, как Кириллу Серебрянникову, предложили снять фильм о Чайковском, но заставили выкинуть оттуда даже намеки на его нетрадиционную ориентацию. Или, попросили бы вырезать из вашего фильма «Дневник Его Жены» ­ один из моих самых любимых российских фильмов, кстати – все упоминания о нетрадиционных отношениях между двумя женщинами, каковы были бы ваши действия?


А.У. Смотрите, я к этому отношусь очень просто: не может быть единого закона, если это произведение искусства ­ а таких примеров в мировом кино очень много – и гомосексуальные отношения показаны не просто как факт, а это драматургически обосновано, то ничего предосудительного в этом нет. Так что, если Серебрянников сделает фильм о Чайковском и даже этот момент там будет, я не сомневаюсь, что он снимет высокохудожественное произведение и все будет в порядке.

 

А.К. Сегодня выборы мэра Москвы проходят. Вам не жалко, что вы в этот момент на фестиваль уехали? Или, наоборот, рады, что есть уважительная причина не участвовать?

 

А.У. Я могу вам сказать: у меня есть личные факторы и я заранее проголосовал за Собянина, только по одной причине – когда у моего сына под Псковом произошла авария и требовалась срочная операция, нужен был вертолет. Мне сказали, что это можно сделать, только если мэр Москвы, МЧС Москвы прикажут, чтоб он вылетел немедленно. Я позвонил в приемную, меня попросили написать письмо, и на следующий день вертолет прилетел. Я сделал вывод, что власть может действовать очень оперативно и спасать людей, а это, наверное, самое главное.

Posted in Алла КАДЫШ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Наши Проекты

Новости по месяцам

Опрос

На днях рестораны McDonald's были включены в список компании Uber EATS. Заказываете ли еду с Uber и будете ли заказывать гамбургеры McDonald's?

Loading ... Loading ...

Новые комментарии

    1
  • Saturday, 16 Sep 2017 - 23:59Vladimir Kanevski
    МозгоБойня - Место Умных...
    Merci pour tous les bon mots! Thank you for your kind words! Спасибо на добром слове!
  • 2
  • Saturday, 16 Sep 2017 - 19:30V. Menskiy
    МозгоБойня - Место Умных...
    Владимир Каневский - статья на "зачет" :) Вам, Владимир,respect & уважуха!
  • 3
  • Saturday, 16 Sep 2017 - 18:18Sucharjew
    Facebook откроет в Монреале...
    Фейсбук (он же ФБ, Мордокнига, Facebook, FB) - самая экстремистская соцсеть на службе у "разведсообщества" США, фундаментальных неолибералов и разных ...
  • Older »
X
X