В Вс, 19 ноября:
Тема эфира:
Евгений Бычков, Евгений Лобанов
Канадские и другие новости. В студии Михаил ТУЛЬЧЕНЕЦКИЙ. Телефон: (905) 944-1430

    В широких полях Онтарийской земли…

    Конечно же, кто-то там “росли”. Однако мы будем говорить сегодня не об урожаях, хотя и их щедрая онтарийская земля производит немало, но о селекционных экземплярах… талантов, которыми почему-то так щедра наша провинция. То, что множество известных деятелей американского шоу-бизнеса и половина Голливуда – выходцы из Канады, истина давно известная. Но и кроме деятелей искусства, нам есть чем похвастаться. Сегодня поговорим об этом подробнее.

    НАЛИВНОЕ ЯБЛОЧКО

    Можем начать и с урожаев. Как, например, с урожая яблок, которые судьба преподнесла одному канадскому фермеру на серебряном блюдечке (хоть и не с голубой каемочкой). Фермер Джон Макинтош (John McIntosh) родился 15 августа 1777 года в соседнем с нами штате Нью-Йорк, но тем не менее был стопроцентным канадцем. Джонни был сыном шотландского иммигранта, который в годы американской революции встал на сторону лоялистов – то есть, приверженцев британской монархии. В восемнадцатилетнем возрасте Джон перекочевал в Верхнюю Канаду, как называлась в те далекие годы провинция Онтарио, и купил землю в кантоне Южный Дандас. Вот там-то, очищая землю для посевов, он наткнулся на группку тоненьких диких явблонь, явно выросших из семечек. Фермер пересадил деревца к себе в сад, но зима в тот год была суровой, и только один саженец выжил.
    Прошло несколько лет – и деревце начало плодоносить. Его красные яблоки были вкусными и сочными, и “первооткрыватель” назвал их именем себя любимого. Так до сих пор этот сорт и называется официально – Красный Макинтош. А вот первое дерево пострадало от пожара в 1894 году (почти через пятьдесят лет после кончины своего “хозяина”). Потомки Джона старались вылечить дерево до самого 1908 года – последнего года, когда на нем созрел урожай яблок, а в 1910 году оно просто упало. Сегодня на месте оставшегося пня стоит настоящий могильный камень с надписью. Да и в окрестностях можно найти по меньшей мере три мемориальные дощечки. Одна из них была установлена Канадским управлением по охране памятников в 2001 году. В ней вкратце рассказана история открытия наливного яблочка.
    А в парке, принадлежащем кантону South Dundas, находится большая настенная фреска, в которой изображена вся вышеописанная история. И еще – яблоко “макинтош” стало наиболее часто встречающимся яблоком в Канаде.

    ОТ КУЗНИЦЫ  К МЕЖДУНАРОДНОЙ СЛАВЕ

     

    А вот история еще одного рожденного в Штатах канадца. Дэниэл Масси (Daniel Massey) родился в штате Вермонт 24 февраля 1798 года. Дэниэл принадлежал к седьмому поколению семейства Масси, чей предок Джеффри иммигрировал в Северную Америку в 1630 году из Англии. Где-то между 1802 и 1807 годом его родители переехали в Верхнюю Канаду, где папа Масси занялся фермерством неподалеку от сегодняшнего города Графтон. Но в 14-летнем возрасте его талантливый сын взял руководство фермой на себя, поскольку папа занялся работой в ополчении.
    В 1817 году Дэниэл поехал в Америку на учебу, а уже через пару лет, вернувшись домой, он стал скупать окрестные земли, очищать их от лес а, а затем продавать – земли отдельно, а полученную древесину – отдельно. Вскоре под его началом работалоуже более 100 человек. К 1830 году он очистил уже 1200 акров земли и считался главным специалистом в этом вопросе. Все это пробудило в Дэниэле Масси интерес к механизации труда. В 1844 году он отдал свой бизнес в руки старшего сына и организовал маленькую мастерскую по производству сельскохозяйственной техники. Еще три года спустя он вообще продал (!) сыну свою ферму и перевез семью в район городка Ньюкасл, где он вступил в партнерство с владельцем небольшой кузницы Ричардом Воном, и мастерская переехала в новое двухэтажное здание, став заводом. Интересно, что сын, отдав ферму еще кому-то, отправился вслед за отцом, стал управляющим на его предприятии, а после смерти отца выкупил его долю. Этот бизнес рос-рос, да и вырос в многонациональную компанию по производству сельскохозяйственной техники “Massey-Ferguson”, известной сегодня во всем мире.

    ПОПОВ ТУТ НЕ ПРИ ЧЕМ

    Существует во французском языке интересное слово “поповизм”. Означает оно, в широком смысле, нечто вроде “плагиата”, а происходит из утверждений советских и русских историков, что все главные открытия мира были совершенно нашими замечательными соотечественниками. Не будем вдаваться в дискуссии по этому поводу, но то, что телефон несомненно был изобретен канадцем Александром Грэмом Беллом, – несомненно!
    Тот факт, что отец, дед и брат Белла занимались вопросами речи, и что его мать и жена были глухими, оказали огромное влияние на его исследовательскую деятельность. Его исследования привели его к экспериментам со слуховыми аппаратами и увенчались получение первого в США патента на телефон в 1876 году.
    Александр Белл, родившийся в Шотландии, приехал в Канаду с родными в 1870 году в возрасте 23 лет. Семья приехала в Монреаль, а затем поездом – в онтарийский город Париж, к другу. Вскоре они купили ферму в окрестностях неподалеку от Брэдфорда, на берегу реки Гранд. Александр устроил себе мастерскую в бывшей конюшне. Хотя приехал он в Канаду недомогающим слабаком, климат Онтарио пошел ему на пользу. Вскоре он обнаружи л неподалеку индейское поселение и перевел язык могавков в символы “зримой речи”. За это он получил от них титул “почетного вождя” и участвовал в церемонии, где ему пришлось одеться в индейский наряд с перьями и танцевать ритуальный танец.
    Хотя телефон – самое известное, оно не единственное изобретение Александра Белла. Позднее он провел много новаторских исследований в области телекоммуникаций, аэронавтики и других областей. В 1888 году он стал также одним из основателей Американского географического общества. Но интересно, что, оглядываясь на дело своей жизни, Белл считал свое самое знаменитое изобретение помехой его “настоящей” работе и категорически отказался от установки телефона в его офисе. Надо думать, узрей он современные улицы с людьми, у которых трубки просто вросли в ухо, он бы тысячу раз перевернулся в гробу.

     

    ГЕРОИНЯ  ДЛЯ КОЛХОЗНИЦ

    Сегодня международная организация, известная как “Женский институт”, существует в большинстве стран мира. А основательницей его стала канадка Аделаида Худлесс (Adelaide Hoodless), урожденная Хантер. Родилась она 27 февраля 1857 года на ферме возле городка St George в провинции Онтарио и была самой младшей из 13-ти детей в семье. Выйдя замуж за некоего Джона Худлесса, она переехала в Гамильтон. Когда в 1889 году умер из-за потребления загрязненного молока ее маленький сын, она посвятила свою жизнь просвещению женщин в сельских местностях. Она стала президентом Христианской ассоциации молодых женщин (YWCA) и, с помощью влиятельной лэди Абердин основала Национальный совет женщин Канады, викторианский орден сестер милосердия и Национальную ассоциацию YWCA. Ее речь на собрании фермерских жен привела к созданию первого Женского института – сейчас только в Канаде насчитывается более пятисот организаций такого рода.

     

    САХАРНЫЙ УЧЕНЫЙ

    Вклад канадцев в мировые достижения науки – дело известное. Но на просьбу привести пример большинство людей первым делом вспоминают доктора Бантинга. Именно ему и посвящена табличка, установленная на западной стене здания имени Беста Торонтского университета. На табличке написано: “Солдат, хирург и ученый, Бантинг в 1920 году убедился в существовании вещества, известного сегодня под названием инсулин. Лаборатория, предоставленная ему доктором Университета Торонто Дж. Дж. Р. Маклаудом дала Бантингу и Чарльзу Бесту возможность в 1921 году приготовить активный антидиабетический экстракт из поджелудочной железы, который затем был очищен доктором Дж. Б. Коллипом. Этот экстракт был успешно применен 11 января 1922 года врачами Кэмпбеллом и Флетчером…” Далее приводятся отдельные факты биографии Бантинга.
    Но поскольку на табличке изложена информация по принципу “родился – влюбился – учился – женился”, расскажем об этом замечательном человеке несколько подробнее. Прежде всего, Бантинг – настоящий канадец – именно в Канаде он и родился, и учился, и… (смотри выше). Родившийся 14 ноября 1891 года, Фредерик был младшим из пяти детей. Окончив школу, он поступил в Университет Торонто на богословский факультет, но, не удовлетворив там свою жажду знаний, перевелся на медицинский. В 1916 году он получил степень бакалавра медицины и пошел в военные медики. Он принимал участие в Первой мировой войне в канадских войсках во Франции. В 1918 году он был ранен, а в 1919 получил Орден военного креста за героизм в бою. Когда закончилась война, Бантинг вернулся в родную Канаду и работал в течение некоторого времени врачом в Лондоне. Он также начал изучение ортопедии и два года был резидентом в Детской больнице Торонто, а затем преподавал ортопедию на медицинском факультете в Университете западного Онтарио в Лондоне. Наконец, в 1922 году его приняли профессором на кафедру фармакологии в Университете Торонто, где он сразу получил степень доктора медицины и золотую медаль.
    Дальше все разыгралось, как по нотам, – Бантинг заинтересовался диабетом и пытался скармливать своим пациентам свежий экстракт поджелудочной железы, что желаемых результатов не принесло (в наши дни ему бы не поздоровилось за такие эксперименты). В конечном счете, он набрел на идею инсулина и стал обсуждать ее с разными людьми – в том числе и с профессором физиологии в Торонтском университете доктором Маклаудом. Маклауд и выделил ему лабораторию, в которой в 1922 году родился препарат, ставший сегодня знакомым, как домашние тапочки.
    Отсюда карьера Бантинга резко пошла вверх. Не станем перечислять все должности, на которые его назначили почти одновременно, – но их, правда, было много, включая почетного консультанта трех главных больниц Торонто. В учрежденном при поддержке правительства Онтарио Институте Бантинга-Беста он занимался проблемами силикоза, рака и предотвращения смерти тонущих, а в годы Второй мировой войны – проблемами, связанными со здоровьем летчиков.
    Вдобавок к своей медицинской степени Бантинг получил дипломы юриста и доктора наук. В 1922 году он получил Премию Ривза Торонтского университета,а год спустя – Нобелевскую премию. В течение всего нескольких лет его сделали почетным членом ряда академий и обществ медицинских наук по всему миру, в в 1934 году он был пожалован в рыцарское звание.
    В свободное время (отсутствие телевидения не всегда было недостатком!!!) Бантинг занимался живописью, и его картины выставлялись в разных коллекциях. Одна из его картин не так давно ушла с аукциона за $30,000. В 1938 году он заинтересовался авиационной медициной и занялся исследованиями в секретном Исследовательском отделении №1 Королевских военно-воздушных силах Канады. Это увлечение и стало для Бантинга роковым: в феврале 1941 года самолет, в котором он летел в Англию для продолжения своих исследований, упал на территорию Ньюфаундленда. И здесь герой оказался на высоте: прежде чем скончаться от собственных травм, он спас жизнь своего пилота.
    В честь Бантинга названо много учебных и исследовательских заведений в Канаде и за рубежом, включая и одно из зданий медицинского факультета Торонтского университета.
    Так почему же, спросите вы, вышеупомянутая табличка установлена на здании Беста, а не на здании Бантинга? А потому, отвечаем, что на здании Бантинга прикреплена табличка, увековечивающая его главное достижение в жизни – изобретение инсулина.
    А где же, опять спросите вы, табличка, посвященная Бесту – соратнику Бантинга? Ан, нетути, хотя его имя носит целое здание, и оно часто упоминается вместе с именем его более знаменитого коллеги. И, надо сказать, это не первый случай дискриминации бедного ученого. Когда Бантингу (вместе с его научным руководителем Маклаудом) была присуждена Нобелевская премия за открытие инсулина, комитет обошел Беста стороной. Это возмутило Бантинга, который добровольно отдал половину полученной им нобелевской суммы своему коллеге – но славы ему это не прибавило.
    Чарльз Бест родился в США в семье канадцев из Новой Шотландии. В 1915 возрасте он поступил на гуманитарный факультет Торонтского университета, откуда ушел добровольцем в танковые войска. Вернувшись с войны, Бест перевелся на факультет естествознания, где и получил диплом в физиологии и биохимии. В возрасте 22-х лет он начал работать ассистентом доктора Бантинга и сыграл значительную роль в открытии инсулина.
    Чарльз Бест сменил Маклауда на посту профессора физиологии в Торонтском университете. В годы Второй мировой войны он сыграл значительную роль в создании канадской программы сбора и использования высушенной сыворотки крови. В последние годы жизни Бест был консультантом Комитета медицинских исследований при Всемирной организации здравоохранения ООН.
    Увековечен табличкой и профессор Маклауд – она прикреплена к ограде дома, где он проживал, по адресу 45 Nanton Avenue в фешенебельном районе Торонто Rosedale.
    В этой табличке (так же, как и в той, что гласит об открытии инсулина) также упомянуто имя Беста – но опять-таки в компании. А отдельной таблички все равно нет…

     

    ДОКТОР-РОМАНТИК

    Доктор Бетюн тоже известен в разных странах мира – но не столь научными достижениями, сколь своими высокими идеями. Генри Норман Бетюн родился 3 марта 1890 года в семье потомственных общественных деятелей, выходцев из Шотландии. Его пра-прадедушка основал первую пресвитерианскую церковь в Монреале, прадедушка был известным первооткрывателем и торговцем мехами, объездившим весь северо-запад Канады, дедушка закончил Королевский колледж Университета Торонто и стал одним из основателей Медицинского института Верхней Канады, который в конце концов превратился в медицинский факультет Торонтского университета. И хотя на отце Нормана природа, как и положено, отдохнула, он все-таки прославился тем, что произвел на свет столь известного отпрыска. Дом в городке Gravenhurst, где родился доктор Бетюн, стал теперь домом-музеем. В сентябре 1909 года Норман поступил в университет, но, будучи на втором курсе, прервал занятия, чтобы уехать в далекий шахтерский городок обучать бедных иммигрантов-рабочих английскому языку. Когда началась первая мировая война, он снова прервал учебу и пошел добровольцем на фронт. Патриот был отправлен во Францию в качестве санитара-приставленного к носилкам для раненых, и вскоре сам был ранен шрапнелью. После трехмесячного пребывания в английском госпитале, Бетюн вернулся к занятиям и получил степень доктора медицинских наук в 1916 году.
    В 1917 году доктор Бетюн вернулся на войну уже в качестве врача в военном госпитале в Англии. В последующие годы он работал в Торонтской детской больнице и в больницах Лондона и Эдинбурга, специализируясь в хирургии. В это время он встретил красавицу Фрэнсис Пенни и женился на ней. Будучи во всех аспектах своей жизни романтиком, он открыл практику для бедных, где незамедлительно подхватил туберкулез. В полной уверенности в своей скорой кончине, Бетюн настоял на том, чтобы жена развелась с ним и вернулась в Шотландию, что она и сделала. Доктор же заставил врачей санатория, где он находился, применить к нему довольно рискованную новую процедуру под названием пневмоторакс и полностью выздоровел. Он тут же написал бывшей жене, которая вначале отказалась воссоединиться с ним но в конце концов вернулась в Канаду. В 1929 году они снова поженились, но и этот брак долго не просуществовал, закончившись разводом в 1933 году.
    Тем временм Норман работал хирургом в Монреале и изобрел и усовершенствовал много хирургических инструментов, самым известным из которых стали носящие его имя ножницы для разрезания ребер. Он опубликовал множество научных статей по методике грудной хирургии. Однако идеалиста Бетюна все меньше интересовала хирургия и все больше – социоэкономические аспекты болезней. В годы Большой депрессии он все больше “ходил в народ” и агитировал своих коллег добиваться от правительства радикальных реформ здравоохранения (в то время безуспешно). В 1935 году Бетюн отправил в СССР, чтобы воочию увидеть систему “лечиться даром”. Именно в тот год он вступил в компартию Канады.
    В 1936 году началась гражданская война в Испании. Доктор Норман Бетюн принял приглашение Комитета помощи испанской демократии возглавить Канадскую медицинскую команду в Мадриде. 3 ноября 1936 года он вступил в батальон Макензи-Папино, состоявший из канадских коммунистов и других левонастроенных элементов, и отправился в Мадрид. Там у Бетюна возникла идея переливания крови раненым на месте, во избежание смертей от потери крови. Он создал первый в мире набор мобильной медицинской помощи, содержавший перевязочные материалы, рассчитанные на 500 ранений, и достаточно материалов и лекарств для проведения ста операций. Этот набор стал прародителей мобильных военных госпиталей. Он также создал донорскую службу, которая собирала кровь и доставляла ее на фронт, что спасло множество жизней. Доктор Бетюн вернулся в Канаду в июне 1937 года и отправился по стране с лекциями с целью сбора средств для антифашистских сил Испании. Он сильно проникся их идеями и даже писал стихи, навеянные испанскими событиями.
    Испания, однако. Не стала единственной любовью продвинутого врача. В 1938 году он отправился в Шанхай, где присоединился к китайским коммунистам под предводительством Мао Цзедуна в борьбе против японского вторжения. Здесь он также организовывал медицинское обслуживание как для фронта, так и для мирного населения. Он также организовал курсы для врачей, медсестер и санитаров. Интересно, что добрый доктор не отдавал предпочтения одной стороне в деле лечения – он пользовал как китайцев, таки японских военнопленных. Однажды во время операции Норман Бетюн порезал палец. Поскольку его организм был к тому времени очень ослаблен, он получил заражение крови и умер в Китае 12 ноября 1939 года. Перед смертью он написал письмо генеральному секретарю компартии Канады Тиму Бурку с призывом организовать помощь китайским коммунистам.
    Доктор Бетюн был практически неизвестен у себя на родине в течение своей жизни. А вот в Китае ему поставлено несколько памятников, Мао написал о нем монографию, его именем назван медицинский институт, медучилище и больница. В Канаде значение доктора признали после его смерти, назвав его именем колледж в университете Йорк и школу в Скарборо. Его дом был объявлен историческим памятником, а в августе 2000 года в Гравенхэрсте был воздвигнут памятник самому известному сыну этого города. И в Китае, и в Канаде в честь его столетия были выпущены марки одинакового дизайна. В 1998 году он был внесен в список Канадского музея медицинской славы в Лондоне. В 2000 году Институт имени Бетюна начал осуществление программы “Розовая пагода”, направленное на спасение новорожденных китайских девочек от уничтожения, за что директор программы доктор Джеймс Гарроу получил Нобелевскую премию. 7 февраля 2006 года в испанском городе Малага в честь врача-идеалиста была открыта Канадская аллея с соответствующим мемориальным камнем. В 1964 году в Китае был снят художественный фильм “Доктор Бетюн”, в то время как Канадская национальная киностудия создала в 1964 году документальный фильм о его жизни. Стоит также упомянуть два биографических канадских фильма, где роль Нормана Бетюна играл другой знаменитый канадский деятель – актер Дональд Сатерленд. Он также стал героем нескольких романов и телевизионных передач.

     

    ВОЗДУШНАЯ ЛЕДИ…

    Роберта Бондар, родившаяся 4 декабря 1945 года, стала первой канадской женщиной-астронавтом и первым врачом-неврологом в космосе. Роберта родилась в семье канадцев – выходцев с Украины. В детстве она мечтала стать учительницей биологии, и отец устроил для нее домашнюю лабораторию, где она проводила различные биологические опыты. А в школе она влеклась космосом – занималась астрономией, читала научную литературу и фантастику. Конечно, поступила она в самый близкий к биологии университет провинции – Гуэльф. А затем получила докторат по медицине уже в Университете Торонто. Твердо намереваясь стать космонавтом, Роберта научилась управлять самолетом. В свои докосмические годы она работала в военно-медицинской школе университета Макмастер в Гамильтоне, в университете Западного Онтари о и в медицинском центре в Бостоне.
    В 1984 году ее мечта стала, наконец, сбываться – Роберта Бондар была зачислена в отряд астронавтом и прошла подготовку к полету в космос в НАСА. И наконец, восемь дней с 20 по 30 января того же года Роберта провела в космическом пространстве. Во время полета она исследовала влияние невесомости на людей и растения. Эти исследования внесли свой вклад в работу по изучению таких болезней, какдиабет и Паркинсон.
    Полёт по программе IML-1 (International Microgravity Laboratory 1) стал первым в серии полётов космических челноков, посвященных фундаментальным вопросам материаловедения и биологии. Для Роберты Бондар, единственного канадского члена экипажа миссии STS-42, Канадским космическим агентством была разработана специальная эмблема.
    Жезл и змеи греческого бога медицины Эскулапа, расположенные в верхней части эмблемы, символизируют профессию Роберты Бондар; красный кленовый лист, постепенно превращающийся в челнок, символизирует вклад Канады в научную часть полёта, во время которого было выполнено тринадцать канадских экспериментов в области физиологии. Корабль на эмблеме изображен на фоне зелёной Земли, что подчеркивает земную направленность проводимых в полёте экспериментов. При этом корабль парит над областью Великих канадских озёр: Верхнее (Lake Superior), Мичиган (Lake Michigan) и Гурон (Lake Huron), где находится город Су Сент Мари.
    Идея эмблемы была предложена Робертой Бондар и её сестрой Барбарой Бондар. Художественным воплощением эмблемы занималась Сьюзан Чоу (Susan Chow), преподаватель и художник из города Су Сент Мэри.
    Роберта Бондар стала кавалером (дамой?) ряда правительственных наград, членом Королевского научного общества Канады, почетным членом более чем двадцати университетов Канады и США. Ее имя внесено в списки Зала канадской славы и присвоено нескольким школам и паркам провинции Онтарио.

    … И ДЖЕНТЛЬМЕН

    Еще один канадский ученый с мировым именем в обеих областях – космонавтики и медицины – Вилбур Фрэнкс – родился 4 марта 1901 года в городке Вестон и закончил медицинский факультет Университета Торонто. Занимаясь исследованиями раковых заболеваний в лаборатории имени Бантинга и Беста, он набрел на идею, которая привела к созданию первого в мире антигравитационного скафандра. Это произошло, когда доктор заметил, что пробирки часто лопаются под влиянием сильного действия центрифуги. Он решил эту проблему, вкладывая их в более крупные и крепкие бутылки, наполненные жидкостью. В 1940 году был разработан антигравитационный скафандр, запатентованный под именем “Летательный скафандр Фрэнкса”, уплотненный резиновыми наполненными водой подушками. Это способствовало нейтрализации воздействия гравитации на летчиков, предотвращая потерю сознания. Костюм использовался во время Второй мировой войны, и до сих пор все скафандры, используемые военными летчиками и космонавтами, основаны на первоначальной конструкции Фрэнкса.
    За свои разработки Вилбур Фрэнкс получил в 1944 году Орден Британской империи, а в 1984 году был внесен в список Музея авиационной славы Канады. Он получил также несколько международных премий, а Канадское общество авиационной медицины учредило премию, присуждаемую за выдающиеся достижения в этой области.

     

    И СНОВА ПРО ПОПОВА

    Кто там у нас изобрел электрическую лампочку? Яблочков? А вот весь западный мир почему-то уверен (благодаря документальным подтверждениям), что изобрел ее американець Эдисон. Но и они ошибаются! 24 июля 1874 года, за пять лет до выдачи Эдисону патента на новое изобретение, международный патент на лампочку был выдан двум канадцам – Мэтью Эвансу и Генри Вудворту.
    Оба изобретателя жили и работали прямо здесь, в Торонто. Эванс прямо здесь и родился, в то время как Вудворт родился в неизвестном истории пригороде. Интересно, что мать Вудворта вроде бы была неврологом – факт для того времени необычный. Поэтому сам Генри, рано похоронив родителей, поступил в Торонтский университет на отделение медицины. Эванс держал небольшую гостиницу, но увлекался изобретательством. Лампочку-то друзья изобрели и даже запатентовали (см. фотографию), но денег на дальнейшее развитие идеи у них не было. Вот тогда и появился в картине Томас Эдисон, который не только купил канадское изобретение на корню за $5 000 американских долларов, но и получил на него полное и эксклюзивное право. А уже на базе купленного сделал собственный дизайн и прославился.
    Джон Тузо Вильсон прославился на весь мир своим вкладом в теорию тектоники пластов. Профессор геофизики и геологии родился в 1908 году в Оттаве и стал первым канадцем, когда-либо получившим ученую степень по геофизике. После этого он получил еще несколько званий, последнее – в 1936 году. Когда началась Вторая мировая война, Вильсон записался добровольцем в канадскую армию и отправился на поля сражений в Европу. Он закончил войну в звании полковника и вернулся к своим научным изысканиям. Основной темой его деятельности были сдвиги земной коры, приводящие к землетрясениям, извержениям вулканов и прочим стихийным бедствиям. Его именем назван подводный вулкан в Канаде, а также теория циклов расширений и сужений пластов морского дна. Вильсон за годы своей жизни и деятельности был награжден орденом Канады, множеством научных наград и премий различных обществ и академий – за исключением, разве что, Нобелевской премии. Он вел серию телепередач “Планета человека”, был деканом кампуса Университета Торонто в Миссиссаге и, с 1974 по 1985 год, – директором Научного центра Онтарио. В честь Вильсона также учреждена медаль за достижения в области геофизики.
    А вот физик Бертрам Брокхауз Нобелевскую премию получил – за свою работу в области нейтронов (не будем вдаваться в скучные подробности). Хотя родился он в Альберте, но учился и получил степень доктора в Университете Торонто в 1950 году, после чего до 1962 года занимался исследованиями в ядерной лаборатории Канады, а оттуда ушел на должность профессора университета Макмастер, где и проработал до пенсии. Самой высокой научной награды профессор Брокхауз удостоился в 1994 году.
    Хотя Гарольд Скотт Макдональд родился в Англии, большую часть своей жизни он провел в Онтарио. Его считают одним из величайших геометров 20-го века. Интересно, что с детства Гарольд занимался музыкой и к 10-летнему возрасту был уже искусным пианистом. Он был убежден в тесной связи математики с музыкой и выразил это убеждение в статье “Математика и музыка”, опубликованной в 1962 году в “Канадском музыкальном журнале”.
    Макдональд проработал в Университете Торонто 60 лет и опубликовал двенадцать книг. Интересно, что в 1950 году он встретился с Маврицием Эшером (более известным далеким от математики людям как автор интересных рисунков, обманывающих глаз – см. фото) и оказал большое влияние на научные изыскания последнего.
    Доктор Так Ва Мак является на сегодняшний день одним из самых известных ученых в области биохимии, иммунологии и раковой генетики. Родившийся в Китае, доктор Мак с конца 70-х годов живет и работает в Торонто. Его исследования сыграли важную роль в понимании онкологических заболеваний на клеточном уровне. В 1984 году профессор опубликовал свою статью о клонировании генов лимфоцитного рецептора, получившую более 1200 ссылок в других научных работах. Исследования доктора Мака в области рака груди публикуются в самых почитаемых научных журналах мира. Несмотря на многочисленные попытки сманить профессора в другие страны, он остается верен Торонто. Он занимает высокие должности в различных научных институтах и получил множество научных и государственные награды. С 1984 года доктор Мак является профессором кафедр медицинской биофизики и иммунологии Университета Торонто.
    Родившийся в 1929 году в Торонто всемирно известный архитектор Фрэнк Оуэн Гери проживает сейчас в Калифорнии и имеет двойное гражданство. Спроектированные им здания (включая и его собственный дом) стали часто посещаемыми туристами достопримечательностями. Наиболее известные из работ Гери – музей Гугенхайма в Бильбао, Испания, концертный зал Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, “Танцующий дом” в Праге, Музей дизайна в Германии и Галерея искусств Онтарио (в числе множества других проектов). Гери получил важнейший архитектурный приз Прицкера, и много других наград. Интересно, что краеугольным камнем его карьеры стал его собственный дом в Санта-Монике, считающийся шедевром современной архитектуры.

     

    КОРЗИНА БЕЗ ДНА – А КАКАЯ СЛАВА!

     

    Да, национальный спорт канадцев – хоккей, и это известно всему миру. Но не только хоккеистами славится Онтарио. Вопрос на засыпку: кто изобрел баскеитбол? Правильно – уроженец Онтарио!
    Джеймс Несмит родился в нашей провинции в 1861 году, учился на факультете физкультуры в Монреале, а затем поехал продолжать образование в близлежащий штат Массачуссетс. Именно там в 1891 году он изобрел баскетбол. Ходят слухи, что для того, чтобы развлечь скучающих учеников, он схватил валявшуюся неподалеку плетеную корзину для овощей без дна, прикрепил ее на дверь спортзала и предложил ребятам постараться попасть в нее мячом. Ну, а дальше было уже дело воображения. Он также закончил медицинский факультет университета в Денвере и был принят в преподавательский состав университета Канзаса, где как раз и стал тренером по им же изобретенному юному виду спорта.
    Но Нейсмит не клал все яйца в одну корзину – еще один его вклад в спорт – это изобретение шлема для американского футбола – заслужил несколько серьезным посмертных отличий. Так, он является членом канадских музеев баскетбольной славы, олимпийской славы, спортивной славы, Музея спортивных легенд Онтарио, а также более мелких памятных организаций. А в городе Спрингфилд штата Массачусетс открыт Мемориальный музей баскетбольной славы, названный именем нашего изобретательного онтарийца.
    Баскетболист – профессия в Северной Америке негритянская, и большая часть профессиональных баскетболистов – уроженцы США. Одним из немногих исключений стал Ульрих Фокс, родившийся 24 июля 1969 года в Торонто в семье канадки итальянского происхождения, олимпийской чемпионки по прыжкам в высоту Дианы Джераси и иммигранта с Багам Ульриха Фокса. Играть в баскетбол Рик Фокс начал в Нассау, куда отец увез семью, когда мальчику было три года. Затем семья переехала в Штаты, где мальчик играл за школьную команду в городке Варшава, штат Индиана. Его талант был очевиден, и в 1987 году он вошел в состав звездной команды штата. И, как положено, получив спортивную стипендию, он играл за команду Университета Северной Каролины. Фокс начал свою профессиональную карьеру в команде “Boston Celtics”, а затем перешел в лос-анджелесскую команду “Лейкерс”. Всего он играл в профессиональный басктбол тринадцать сезонов. В 1994 году в Чемпионате мира по баскетболу, который проводился в Торонто, Фокс играл за канадскую команду.
    Уйдя из спорта, Рик Фокс стал актером и снялся в целом ряде телесериалов и спортивных фильмов. Может быть столь резкой перемене профессии способствовала его женитьба на бывшей Мисс Америка (правда, потерявшей титул в течение нескольких дней из-за скандала) известной актрисе Ванессе Вильямс. В прошедшем недавно популярном сериале “Некрасивая Бетти” он даже сыграл вместе со своей (теперь уже бывшей) женой – та исполнила роль стервы Вильгельмины Слейтер, а Рик – ее телохранителя. Он также участвовал в популярной передаче “Танцы со звездами”.
    Еще один баскетболист Джамаль Маглуар, хотя и заслужил нехилую репутацию в Национальной баскетбольной ассоциации Северной Америки, больше интересен тем, что, во-первых, родился в Торонто, а во-вторых, стал единственным канадским негром в Ассоциации, попавшим в команду “всех звезд”. Рост, вес – как и положено баскетболисту. А больше о нем и сказать нечего для широкой публики – а любители баскетбола и так все знают.

    В ХОККЕЙ ИГРАЮТ НАСТОЯЩИЕ ОНТАРИЙЦЫ…

    ВЕЛИКИЙ 99

     

    Ну, а теперь – о хоккеистах. И первым делом – о самом известном канадском хоккеисте в мире – Вейне Дугласе Грецком. Многие специалисты считают “великого” Грецкого лучшим игроком в истории всемирного хоккея. Когда он ушел из профессионального хоккея 18 апреля 1999 года, его номер “99” остался за ним навсегда – ни в одной команде НХЛ никому не присваивается эта цифра. В том же году он был включен в список Музея хоккейной славы – даже без положенного срока ожидания.
    Вейн родился в онтарийском городе Брэнтфорд и оттачивал свое хоккейное мастерство на катке, залитом прямо во дворе его дома, и в матчах детской хоккейной лиги, где он играл на порядок лучше своих сверстников. В отличие от большинства лучших хоккеистов, Грецкий не отличался ни ростом, ни телосложением, ни скоростью, – но его ум и понимание игры были непревзойденными. Он искусно избегал пытавшихся задержать его игроков проитивника и всегда предвидел направление шайбы и делал нужные движения в нужное время. Грецкий также прославился своим мастерством в месте позади ворот противника, которое вскоре стали в шутку называть “офис Грецкого”.
    Его первой командой профессиональной комндой стали в 1978 “Indianapolis Racers”, откуда он вскоре перешел в команду “Edmonton Oilers” – обе принадлежали ко Всемирной хоккейной ассоциации. Когда эта ассоциация закрылась, “Нефтянники” вступили в НХЛ. С ними Грецкий поставил много рекордов и четыре раза приводил свою команду к участию в розыгрыше Кубка Стенли. Когда его заполучили по обмену лос-анджелесские “Короли”, их положение в таблице резко улучшилось, Грецкий привел их к финалу Кубка Стенли в 1993 году, да и вообще многие считают, что именно благодаря ему хоккей обрел популярность в Калифорнии. Не будем перечислять все команды, в которых играл наш герой, скажем только, что любая команда выигрывала от его присутствия.
    Дедушка Грецкого Антон иммигрировал в Канаду из Белоруссии вместе с женой, украинкой из Пидгайцев. В своих интервью отец Грецкого Вольтер всегда называет своих родителей белорусами, а иногда упоминает их польское происхождение, и даже говорил, что его отец родился в России в украинской семье. Но, несмотря на это, единственным славянским языком, на котором говорили в семье Грецких, был украинский. Антон и Мария, прибыв в Канаду, приобрели овощную ферму площадью в 10 гектаров в городке Кэннинг. Однако сын Антона отказался идти по стопам родителей и поселился с женой Филлис в Брэнтфорде, где Волтер работал в компании Bell Telephone Canada. Вейн был первым ребенком в семье. Сестра Ким и братья Кит, Глен и Брент родились позднее. Семья приезжала по субботам к Грецким-старшим, чтобы посмотреть по телевизору хоккей. Уже в двухлетнем возрасте Вейн пытался забивать шайбы бабушке Марии сувенирной клюшкой. Именно на этой ферме в возрасте двух лет и десяти месяцев Вейн впервые встал на коньки. А дальше Волтер уже обучал всех своих сыновей на катке, залитом во дворе его дома. А затем 6-летний Вейн начал играть в команде десятилетних. Свитер был для него слишком большим, и ему приходилось заправлять его в штаны справа – привычка, которая осталась у него на всю хоккейную жизнь.
    К 10-летнему возрасту Вейн за один только сезон забил 378 голов и 139 было забито с его подачи, а к 13-ти годам его личный рекорд превысил тысячу голов.
    Все дальнейшее стало предметом истории. Многие осуждали Грезкого, когда переехал в США и принял второе гражданство. Но эмонтонцы не имели к нему претензий – когда он впервые в составе американской команды вышел на некогда родной лед, его встретили овацией, которая продолжалась четыре минуты. После игры Грецкий заявил: “Я по-прежнему горжусь своим канадством. Я не предал свою страну, я переехал, потому что меня обменяли, и я вынужден был ехать туда, куда вела меня моя работа. Но я канадец до мозга костей и надеюсь, что канадцы это понимают”.
    Последней командой, в которой играл Вейн Грецкий, были нью-йоркские “Rangers”. Последней игрой его карьеры стал матч с питтсбургскими “Пингвинами”, проигранный в дополнительном периоде со счетом 2:1. Слова гимнов, исполненных перед игрой, были переделаны в связи с уходом Великого из профессионального хоккея. Вместо “O Canada, we stand on guard for thee” Браян Адамс спел “We’re going to miss you, Wayne Gretzky”, а американский гимн в исполнении Джона Амиранте, включил в себя слова “in the land of Wayne Gretzky”.
    Конечно, после своего ухода из большого хоккея Грецкий не остался не у дел: он попробовал себя в актерской деятельности, был тренером, сыграл огромную роль в олимпийском движении, а также оказался искусным бизнесменом. В настоящее время ему принадлежит команда канадского футбола, ресторан неподалеку от дворца спорта Rogers Centre, фирма по производству спортивного оборудования и другие предприятия.

    КЛЮШКИ-ПОНЧИКИ

    Это не подражание ирзвестной строчке “конфетки-бараночки”, но описание деятельности еще одного знаменитого хоккеиста – уроженца Онтарио. Большинство из нас не очень жалует кофе “американо”, предпочитая ему эспрессо или турецкий. Но уж если пить прогнанный через фильтр кофе в заведении одной из многочисленных сетей, то все знатоки хором утверждают, что самый вкусный – в кофейнях сети “Tim Hortons”. Тем более, что там также самые вкусные в Северной Америке пончики. А называется сеть по имени ее основателя – профессионального хоккеиста НХЛ по имени – конечно же! – Тим Хортон.
    Майлз Гилберт Хортон (по прозвищу Тим) родился 12 января 1930 года в городе Cochrane провинции Онтарио. Начав свою карьеру в 18-летнем возрасте в позиции защитника, он играл в профессиональный хоккей 24 сезона в таких командах, как “Toronto Maple Leafs”, “New York Rangers”, “Pittsburgh Penguins” и “Buffalo Sabres”. Он был известен тем, что захватывал пытавшихся драться с ним игроков противника в свои медвежьи объятия. Однажды во время драки нападающий “Boston Bruins” Дерек Сандерсон укусил его. Почему? – спросили его, на что Дерек ответил: “Я почувствовал, что у меня ломается одно ребро, за ним другое, и сделал единственное, что мог, чтобы вырваться из этих тисок”. Травмы и возраст не слишком сдерживали искусную игру Хортона, которого считали в тот период самым физически сильным хоккеистом лиги. Как вспоминал Бобби Халл, “ему не надо было, на манер других, пытаться вбить вас в бортик, подъехав сзади. Тима Хортона уважали за то, что ему не нужно было таким образом запугивать противника – для того, чтобы его сдерживать, он пользовался своей недюжинной силой и талантом”.
    В 1962 году в 12 играх розыгрыша он забил три гола и 13 были забиты с его подачи, что явилось рекордом команды “Листьев”, который был побит только в 1992 году. В 1972 году, несмотря на его сильную близорукость и почтенный для хоккеиста возраст 42 лет, Тиму предлоржили играть в команде Баффало, куда он и перешел. Хотя в предыдущих командах он всегда играл под номером 7, в Баффало этот номер был занят, и ему нашили на свитер двойку, которую после ухода Хортона никому больше в лиге не присваивали.
    Будучи хоккеистом, Тим тем не менее не чужд был предпринимательства. Он владел рестораном быстрой еды и дилерской площадкой по продаже машин марки “Студебеккер” в Торонто. А в 1964 году Хортон открыл свою первую кофейню в Гамильтоне. Он даже добавил к первоначальному меню им самим разработанные блюда. Всего за три года предприятие превратилось в мультимиллионную франчизную систему.
    20 февраля 1974 года в Торонто состоялся матч между “листьями” и командой “Buffalo Sabres”, что дало Хортону возможность провести день с семьей, которая к тому времени проживала в Торонто. В ночь после игры на подаренной генеральным менеджером команды Баффало спортивной машине “Де Томазо Пантера” Тим возвращался в Баффало по автомагистрали Queen Elizabeth Way. На резком поворте в районе St. Catharines он потерял контроль и ударился о бетонное заграждение. От удара автомобиль перевернулся, и Тим, не пристегнутый ремнем безопасности, был выброшен из машины. Он скончался по дороге в местную больницу. Полицейский, в течение некоторого времени пытавшийся догнать машину хоккеиста, сообщил, что она ехала со скоростью 160 километров в час. Вскрытие показало, что в крови у погибшего уровень алкоголя вдвое превышал дозволенный за рулем.
    После смерти Тима его партнер Рон Джойс выкупил у вдовы Тима Лори долю Хортонов в бизнесе за один миллион долларов и стал единоличным владельцем сети, насчитывавшей тогда сорок точек. Сегодня, вдобавок к 2700 точкам в Канаде, в северных штатах Америки – таких, как Мичиган, Огайо, Нью-Йорк, Коннектикут, Мэн, Пенсильвания, открыто еще 556 кофеен сети. Немало их открыто и в Великобритании, и даже на канадской военной базе в афганском Кандахаре есть свой “Тим Хортонз”. Когда сеть стала стремительно расти, вдова Тима Лори решила, что сделка была невыгодной, и попыталась изменить свое финансовое положение через суд, но проиграла.
    И тем не менее владение маленькой частью знаменитой сети вернулось в семью: дочь Тима Хортона Джери-Лин вышла замуж за сына Рона Джойса, и теперь им принадлежит кофейня имени ее знаменитого отца в городе Кобург.
    Куртис Джозеф родился 29 апреля 1967 года у пары школьников, которые отдали его на воспитание в семью медсестры, помогавшей юной мамаше в роддоме, – Джин Джозеф. Ребенок никогда не был формально усыновлен и официально принял фамилию вырастивших его родителей уже будучи профессиональным хоккеистом. Учиться хоккею он стал, когда семья поселилась в Кесвике, и сразу проявил себя как талантливый вратарь.
    За годы своей профессиональной карьеры он играл под номером 31 за команды “St. Louis Blues”, “Edmonton Oilers”, “Toronto Maple Leafs”, “Detroit Red Wings” и другие. Он трижды попадал в команду звезд НХЛ, был участником канадской олимпийской команды, завоевавшей золото в 2002 году и получил множество наград как за спортивные достижения, так и за свою общественную деятельность. Он обладает рекордным числом выигрышей (454) за время своей карьеры среди вратарей НХЛ, никогда не участвовавших в команде, попавшей в розыгрыш Кубка Стенли.
    Но более всего Джозеф знаменит своими вратарскими масками – всегда с изображением рычащей собаки. Эту идею он позаимствовал из романа Стивена Кинга “Cujo”, что стало также его прозвищем, поскольку состоит из первых букв его имени и фамилии.
    В 1972 и 1974 году проходила знаменитая серия хоккейных матчей “Канада – СССР”. Одним из участников канадской команды был хоккеист по кличке “Большой М”. Речь идет о канадском сенаторе, бывшем профессиональном хоккеисте, игроке шести команд, завоевавших в том или ином году Кубок Стенли, представленном к членству в Музее хоккейной славы Фрэнке Макховличе. Сын иммигрантов из Хорватии, он родился 10 января 1938 года в Ошаве. За свою профессиональную карьеру он играл в нескольких командах лиги, начав с торонтских “Листьев”, где в первом же сезоне забил 20 голов, за что и получил Красный кубок Тилсона, который присваивают лучшему новичку сезона.
    Сложные отношения Маховлича с начальством и с болельщиками несколько раз приводили его в больницу с диагнозом депрессии. После нескольких переводов из команды в команду, Маховлич в конце концов ушел из профессионального хоккея в 1979 году.
    Список канадских хоккеистов – уроженцев Онтарио, прославившихся в мировом хоккее, можно продолжать до бесконечности. Поэтому остановимся, упомянув еще несколько интересных случаев. Например, в отличие от семейства знаменитого “Великого 99”, которому – единственному из всех братьев Грецких – открылась большая хоккейная карьера, хотя все они занимались хоккеем вдетстве, – в семье Стааль из северо-онтарийского города Thunder Bay все сложилось иначе. Все они занимались хоккеем с детства, и теперь и Эрик, и Джордан, и Марк играют в командах НХЛ.
    Ну, и последний хоккеист, о котором хотелось бы рассказать, – вернее, хоккеистка, – это уроженка города Cornwall в Онтарио Лори Дюпюи. Уже с 10-летнего возраста она играла в детской лиге, после чего, поступив в Книверситет Торонто, играла с 1991 по 1997 год за университетскую женскую сборную. Она входила в студенческие команды всех звезд.
    После университета Лори стала играть в команде Национальной женской хоккейной лиги
    Brampton Thunder. В середине 90-х годов она стала членом сборной хоккейцной команды Канады и внесла немалый вклад в завоевание серебряной олимпийской медали в 2002 году.

    … ТАК ЖЕ, КАК И В ДРУГИЕ ИГРЫ

     

    Милош Раонич из Тонхилла, иммигрироваший в Канаду из Монтенегро в трехлетнем возрасте, занимает 37-е место в мире по показателям всей карьеры в теннисе. Причем на это место он вышел в текущем году, поднявшись с 152-го, всего лишь за месяц! Он стал профессиональным теннисистом в 2008 году в возрасте 18-ти лет и участвует во всех значительных турнирах мира, славится своими точными и сильными подачами.
    Пол Трейси из Скарборо – профессиональный автогонщик, участвовавший в мировых сериях “Champ Car” с 1991 по 2007 год. Пол неоднократно занимал призовые места и награждался премиями за свои спортивные достижения.
    Саймон Сейнт Квентин – олимпийский чемпион по триатлону – родился Кингстоне, Онтарио в 1975 году. Он обладатель золотой и серебряной олимпийских медалей, а также призовых мест в спортивных играх Содружества наций, пан-американских играх и всемирных соревнованиях среди мужчин.
    И, наконец, представители другого очень канадского вида спорта – мастера танцев на льду Тесса Виртю и Скотт Муар – уроженцы онтарийского города Лондон. Они являются чемпионами Олимпиады 2010 года в Ванкувере, чемпионами мирового чемпионата того же года, чемпионата Четырх континентов 2008 года и победителями юношеского чемпионата мира 2006 года. В чемпионате Канады 2009 года они стали первой парой в танцах на льду, получившей общую оценку 10 по судейсткой системе Международного союза по фигурному катании. В настоящее время пара удерживает мировой рекорд по оценкам за оригинальный танец. Они тренируются у наших бывших соотечественников Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда.

    Tagged with:
    Posted in Онтарио

    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    *

    Наши Проекты

    Новости по месяцам

    Опрос

    На днях рестораны McDonald's были включены в список компании Uber EATS. Заказываете ли еду с Uber и будете ли заказывать гамбургеры McDonald's?

    Loading ... Loading ...

    Новые комментарии

      1
    • Thursday, 16 Nov 2017 - 20:25Anna
      Правительство Онтарио не может...
      На мой взгляд все забастовки должны быть запрещены законодательно, так как кроме разрушения экономики они ничего не приносят. Есть цивилизованные ...
    • 2
    • Thursday, 16 Nov 2017 - 14:00Sergej Levcenko
      САМЫЕ БОГАТЫЕ КАНАДЦЫ
      I'm want have good contact with very rich people in Canada . I'm global designer novator and arhetectik from Latvia. ...
    • 3
    • Wednesday, 15 Nov 2017 - 20:35Anna
      Благополучие детей в Торонто...
      Может, всё-таки имело смысл передавать детей из семей коренных народов в более благополучные семьи? Конечно, самоидентичность они немного теряли, но ...
    • Older »