В Вс, 14 июля:
Тема эфира:
Алла Кадыш, Евгений Лобанов
Итоги недели. Ток-шоу А. КАДЫШ. В гостях М. ТУЛЬЧЕНЕЦКИЙ и Н. ЩЕРБИНИН. Слушай на волне www.AM1430.com Телефон: (905) 944-1430
  • Материалы журнала Russian Week

Коллекция семьи Мацкив. Выставка современной живописи.

Любители изобразительного искусства наверняка заметили объявления о выставке живописи и графики из коллекции семьи Мацкив, которая открылась в школе искусств Palette по адресу 1600 Steeles Avenue West, Unit 2, Concord. Сегодня мы в гостях у хозяйки коллекции Светланы Мацкив, которая отвечает на вопросы нашего корреспондента об этом культурном событии.

– Сколько лет Вы занимаетесь коллекционированием? И как появилась идея создания коллекции?

-В этом году исполняется 25 лет с того момента, когда я начала собирать картины современных художников, но самая первая работа в моем собрании появилась чуть раньше, когда я готовилась к отъезду в Канаду и пришла в гости к давней подруге – одесской художнице и преподавателю художественно-графического факультета одесского пединститута Наталье Миголатьевой. На дворе стояло знойное одесское лето, а в воздухе витала неопределённость. Это были дни достопамятного московского путча 1991 года, по телевизору прокручивали «Лебединое озеро», а тысячи курортников штурмовали билетные кассы вокзалов, пробираясь к семьям в тревожные смутные дни. Наталья сказала, что без портрета меня не отпустит. Но времени у меня было в обрез и его не хватило на то, чтобы дописать второй глаз. Так и осталась я на портрете с одним глазом и с широкополой шляпой, закрывающей вторую половину лица. Портрет этот приехал со мной в Канаду как весточка из ставшего далеким времени. Ну, а в первый приезд домой я уже сознательно купила еще несколько Наташиных работ, ставших основой моей будущей коллекции.

– А сколько работ насчитывается сегодня?

– Ну, знаете, все эти годы я не считала, а просто по возможности приобретала работы, пришедшиеся по душе. Но когда сейчас перед выставкой картины нужно было сфотографировать для каталога, я пригласила фотографа, сказав, что работ с 30 наскребу. И на 82-ой я решила остановиться, потому что выставочное помещение ограничено.

– А почему Вы решили выставлять свои картины именно в школе изобразительных искусств Palette?

– Вы знаете, эта школа давно уже вышла за рамки простого учебного заведения. Ее основатели Олег Шушаник, Кристина Данилянц и Нина Дмитриева смогли создать знаковое место, которое стало центром притяжения для всех увлеченных прекрасным. Однажды я пригласила их посмотреть мою коллекцию, и их мнение было однозначным: как собрание эти произведения заслуживают широкой аудитории. Они сами предложили выставку в стенах школы, и лучшего места для этого придумать было невозможно. Школа полна света, это настоящий храм искусства, и я искренне взволнована возможностью увидеть собранные работы в экспозиции, где они дополняют друг друга и как бы «ведут друг с другом разговор».

– Для того, чтобы говорить о собрании картин как о коллекции, в ней должен быть какой-то стержень – тема, которая бы объединяла полотна.

– Я никогда не покупала работ лишь потому, что они имеют антикварную ценность, не гонялась за именами и политическими трендами. Я выросла и прожила большую часть жизни в Одессе, где в каждом доме вместо общепринятых тогда ковров висели картины, и где изобразительное искусство было необходимой частью жизни. Как потребитель искусства я была воспитана в ценностных параметрах Южнорусской школы живописи. Создана она была в 19-ом веке одесским художником греческого происхождения Киряком Костанди, и сформировалась как художественная антитеза российской группе передвижников. Художники-передвижники занимались политизированным искусством, основанным на академических традициях реализма. Их полотна, безупречные с точки зрения студии, рассказывали о бедных и обездоленных, призывая к социальной справедливости. Костанди и его единомышленники пошли за европейскими импрессионистами и не только в живописной манере, но и в самом эстетическом кредо: «каждое мгновение жизни прекрасно и неповторимо», и задача художника – это мгновение остановить в памяти зрителя и сделать его прекрасным. Нужно сказать, что и в советские годы южнорусская школа шла в разрез установкам коммунистической власти. В лучших работах ее представителей не найдешь рабочих и крестьян, увлеченных «созидательным» трудом на благо государства. Напротив, они созерцательны, интимны, камерны по содержанию и исполнению. Это пейзажи, натюрморты, уличные сценки, которые апеллируют вечными категориями любви и красоты, и именно это меня всегда в них привлекало. Я каждый раз искала момент эмоционального контакта, восторга и вдохновения при взгляде на то или иное произведение искусства. Ну, а в плане идеи создания коллекции, я старалась показать наиболее типичное в работах своих современников. Так моя коллекция стала своеобразным свидетельством развития живописи и изменения трендов, от абстракционизма и модернизма к современному реализму.

– И все-таки, есть ли какие-нибудь имена, которые Вы хотели бы отметить особо?

– Нам необыкновенно повезло стать обладателями работ народного художника Украины Констатина Ломыкина. Этот плодовитый мастер много и успешно выставлялся не только в Союзе, но и зарубежом, что по тем временам случалось не так часто. Сегодня его работы украшают собрания Одесского Художественного Музея, Национального Музея Изобразительного Искусства в Киеве и Третьяковской Галереи в Москве. Для меня это эталон мастерства и мера измерения уровня художественности других работ в нашей коллекции. Неважно, в каком жанре и стиле творит художник, я убеждена, что за каждым полотном должно стоять глубокое знание натуры и владение изобразительной грамотой.

– В иерархии художественных ценностей вашей коллекции кто идет следующим по списку?

– Думаю настоящей жемчужиной нашей коллекции стали картины канадских художников Шушаник, Данилянц и Константина Дворецкого. Полотна Шушаник полны драматизма, философских обобщений и необыкновенной внутренней силы. Ну а Константин Дворецкий сегодня по праву считается одним из лучших живописцев нашего времени во всемирном масштабе.

– Какое самое раннее из полотен в Вашем собрании?

– Это портрет молодой женщины, условно называемый в каталогах «Femme Fatale». Два года назад я была проездом в Ивано-Франковске. Шел дождь, и запланированная поездка в Карпатские горы не удалась, а по лужам прыгать надоело, вот я и забрела в антикварную лавочку. Там я увидела картину, изображавшую полунагую модель с сигаретой в изысканно тонких пальцах. Поразила трагическая тень в ее глазах. Я понятия не имела кто автор, а хозяин мог рассказать немного. Купил он эту картину в Дании, и якобы она изображала легендарную Мату Хари. Приехав с трофеем домой, я долго не могла прочитать подпись на картине, а разобрав, обнаружила, что это датский художник Хьюго Вилфред Педерсен, хорошо известный собирателям живописи конца 19 – начала 20-го веков. По моим подсчетам, картина датирована концом двадцатых – началом тридцатых годов прошлого века.

– Ну и последний вопрос: наверняка у Вас есть картины, которые ближе всего Вашему сердцу?

– В собрании три портрета моей дочери в разные периоды ее взросления. Одна из них, принадлежащая кисти Львовской художницы Татьяны Могилят, стала эмблемой предстоящей выставки. Есть еще четыре небольшие графические работы народного художника Украины Андрея Пикуша. Он стал пионером возрождения традиционного украинского промысла – орнаментальной росписи, известной как Петриковская школа. Сформировалась она в селе Петриковка Днепропетровской области в 18 веке. Сначала местные художники расписывали фронтоны сельских мазанок, стены печей и оконных проемов стилизованными орнаментами, потрясавшими буйством красок, причудливых растений и диковинных птиц. В 1902 году на первой международной выставке в Париже мастерицы из Петриковки поразили воображение Матисса безудержным буйством колорита и полетом фантазии, не говоря уж о мастерстве. Они создавали свои работы на глазах у восхищённых зрителей, работая гуашью на белой бумаге без предварительного рисунка. Пользовались они при этом тончайшими кисточками из мягкой кошачьей шерсти и кончиками пальцев.

К сожалению, Петриковская роспись вызывала негативную реакцию у культурных идеологов советской власти, и столетнюю традицию свели к безвкусным трафаретам, имитирующим Хохлому и другие ремесла. Сегодня народный художник Андрей Пикуш вернул Петриковскую роспись к ее исконным истокам и воспитал новое поколение замечательных мастеров. Те работы, которые представлены в нашей коллекции, он создавал во время одной из первых выставок в Канаде 20 лет тому назад. Мне посчастливилось видеть, как он безошибочными ударами краски по белому полю чистого листа бумаги создает волшебную сказку. Но я надеюсь, что каждый, кто придет на нашу выставку (кстати, мероприятие это некоммерческое и вход бесплатный), сумеет найти то произведение, которое отзовется в душе звенящей струной, поднимет над обыденностью и подарит радость.

Полностью материал читайте в журнале Russian Week “Канадский Лекарь” Июнь!

Posted in Материалы журнала Russian Week

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Наши Проекты

Оцените нас на Facebook!

“Мои источники” Яндекс

Новости по месяцам

Новые комментарии